Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: taedium vitae (список заголовков)
02:08 

Проснулась обнаженная, к полудню... (Аня Логвинова)

taedium vitae
фактор-ириска
Проснулась обнаженная, к полудню
Оделась и хожу в ночной рубашке,
Не ем, не пью, смотрю себе в окно,
То чиркну спичкой, то чирикну птичкой.
И мнится мнe: я – Дедушка Мороз,
И среди лета в загородный дом
Ко мне приходят дети – сто детей,
И сто мешков им взвалены на плечи.
Мы, дети, – говорит один из них,
Не верим в Дед Мороза и пришли
Затем, чтоб возвратить тебе подарки.
И я, как Дед Мороз, бегу в киоск
Пока светло, за сладостями к чаю.
Спасибо, навестили старика,
А то хожу один в ночной рубашке.

@настроение: www.pawlick.ru

@темы: Cu, Аня Логвинова

21:49 

Зимняя ночь (Борис Пастернак)

taedium vitae
фактор-ириска
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

1946

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Борис Пастернак

22:56 

Рождественский романс (Иосиф Бродский)

taedium vitae
фактор-ириска
Евгению Рейну, с любовью

Плывет в тоске необьяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необьяснимой
пчелиный ход сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необьяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необьяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
плывет в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не обьясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних
и пахнет сладкою халвою,
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необьяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.

@настроение: www.stihi-rus.ru

@темы: Fe, Иосиф Бродский

04:14 

легко распахнув вершины (Элина Леонова)

taedium vitae
фактор-ириска
легко распахнув вершины летят деревья сквозь крупный снег
снег неподвижно грохочет в воздухе хрустком
бенгальской шипучкой поводит девочка в темном окне
отсветы на атласной танцуют блузке
белые искры желтые искры ночь твоя холодна
пятые сутки тебе говорят никаких известий
беда не приходит одна любовь не приходит одна
смерть приходит одна вы уходите вместе

@настроение: LJ

@темы: Cu, Элина Леонова

02:47 

стрелы-пчелы (Люба Лебедева)

taedium vitae
фактор-ириска
твоя стрела всегда тебя найдет,
и так пронзит, что воздуха не хватит.
прислушайся, она тебе поет


всем хочется немножечко тепла:
обнять, прижаться, задрожать всем телом,
я тонкая певучая стрела,
которая еще не долетела,
и значит, путь земной не прервала.
стрела, как пчелка в солнечном саду,
ужалит и погибнет без оглядки.
прижмись ко мне, я больше не уйду,
мне было горько, а теперь мне сладко,
и пальцы перепачканы в меду.
а где-то там стреле дано лететь,
минуя блокпосты, больнички, загсы,
в ней только боль, умеющая петь,
и чем страшней последнее пике,
тем песня оглушительней и слаще.
твоя стрела всегда тебя найдет,
а я стою под яблонями в белом,
облизываю пальцы: горек мед,
и то ли солнце, как стрела, блеснет,
а то ли я чего-то не сумела.

@настроение: www.piiter.ru/view.php?cid=11&aid=173

@темы: Cu, Люба Лебедева

14:49 

послевкусие (Алексей Григорьев)

taedium vitae
фактор-ириска
А если что из детства мне и снится —
В восьмидесятом призрачном году
Январская студёная водица
И корка апельсинная на льду.

И снимся мы под звёздной круговертью —
Под этим вечным неводом в дугу —
Соплячество, потерянное смертью
Из виду на замёрзшем берегу.

Мы там стоим — у речки, в детском мире,
Где вечер снегом выпавшим согрет —
Колян, ещё не севший на четыре,
Серёга, не замерзший в декабре.

Там снег летит бессмысленно пушистый,
А я отсюда силюсь воспринять
Вкус корочки... Нет — послевкусье жизни,
Что вечно ускользает от меня.

@настроение: termitnik.dp.ua

@темы: Алексей Григорьев, Cu

23:48 

Давай давай скажи что ты не ежик... (Аня Логвинова)

taedium vitae
фактор-ириска
                                      Никто не Маша кроме Маши
                                                А. Чемоданов

Давай давай скажи что ты не ежик
скажи что ты не ежик не в тумане
тогда блеснет в моем кармане ножик
и ты поймешь что я ничуть не аня

особенно сейчас в такое время
когда идем под разными дождями
и разговариваем не по теме
и я не аня и никто не аня

и я твержу что русские святые
похожи на осенние опята
и мы с тобой такие непростые
такие невеселые ребята

2005

@настроение: litafisha.ru

@темы: Аня Логвинова, Cu

10:47 

Ночной разговор (Булат Окуджава)

taedium vitae
фактор-ириска

- Мой конь притомился,
стоптались мои башмаки.
Куда же мне ехать?
Скажите мне, будьте добры.
- Вдоль Красной реки, моя радость,
вдоль Красной реки,
До Синей горы, моя радость,
до Синей горы.

- А как мне проехать туда?
Притомился мой конь.
Скажите, пожалуйста,
как мне проехать туда?
- На ясный огонь, моя радость,
на ясный огонь,
Езжай на огонь, моя радость,
найдешь без труда.

- А где же тот ясный огонь?
Почему не горит?
Сто лет подпираю я небо ночное плечом...
- Фонарщик был должен зажечь,
да, наверное, спит,
фонарщик-то спит, моя радость...
А я ни при чем.

И снова он едет один,
без дороги,
во тьму.
Куда же он едет,
ведь ночь подступила к глазам!..
- Ты что потерял, моя радость?-
кричу я ему.
И он отвечает:
- Ах, если б я знал это сам...

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Булат Окуджава

08:01 

Пес Дуглас (Александр Вертинский)

taedium vitae
фактор-ириска
В нашу комнату Вы часто приходили,
Где нас двое: я и пес Дуглас,
И кого-то из двоих любили,
Только я не знал, кого из нас.

Псу однажды Вы давали соль в облатке,
Помните, когда он заболел?
Он любил духи и грыз перчатки
И всегда Вас рассмешить умел.

Умирая, Вы о нас забыли,
Даже попрощаться не могли...
Господи, хотя бы позвонили!..
Просто к телефону подошли!..

Мы придем на Вашу панихиду,
Ваш супруг нам сухо скажет: "Жаль"...
И, покорно проглотив обиду,
Мы с собакой затаим печаль.

Вы не бойтесь. Пес не будет плакать,
А, тихонечко ошейником звеня,
Он пойдет за Вашим гробом в слякоть
Не за мной, а впереди меня!..

1917

@настроение: avertinsky.narod.ru

@темы: Александр Вертинский, Ag

20:56 

Дверь полуоткрыта... (Анна Ахматова)

taedium vitae
фактор-ириска
Дверь полуоткрыта,
Веют липы сладко...
На столе забыты
Хлыстик и перчатка.

Круг от лампы желтый...
Шорохам внимаю.
Отчего ушел ты?
Я не понимаю...

Радостно и ясно
Завтра будет утро.
Эта жизнь прекрасна,
Сердце, будь же мудро.

Ты совсем устало,
Бьешься тише, глуше...
Знаешь, я читала,
Что бессмертны души.

1911

@настроение: www.litera.ru

@темы: Анна Ахматова, Ag

03:05 

Письма римскому другу (Иосиф Бродский)

taedium vitae
фактор-ириска
              (Из Марциала)

*

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемены у подруги.

Дева тешит до известного предела -
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятье невозможно, ни измена!

*

Посылаю тебе, Постум, эти книги
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
лишь согласное гуденье насекомых.

*

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он - деловит, но незаметен.
Умер быстро: лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним - легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях Империю прославил.
Столько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

*

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники - ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

*

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела
все равно, что дранку требовать у кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я, не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

*

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум,- или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

*

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

*

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

*

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце.
Стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке - Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Mарт 1972

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Иосиф Бродский

05:30 

Ты - музыка, но звукам музыкальным... (Вильям Шекспир / Самуил Маршак)

taedium vitae
фактор-ириска
Ты - музыка, но звукам музыкальным
Ты внемлешь с непонятною тоской.
Зачем же любишь то, что так печально,
Встречаешь муку радостью такой?

Где тайная причина этой муки?
Не потому ли грустью ты объят,
Что стройно согласованные звуки
Упреком одиночеству звучат?

Прислушайся, как дружественно струны
Вступают в строй и голос подают, -
Как будто мать, отец и отрок юный
В счастливом единении поют.

Нам говорит согласье струн в концерте,
Что одинокий путь подобен смерти.

@настроение: lib.ru

@темы: Вильям Шекспир / Самуил Маршак, переводы

22:20 

Она встала на цыпочки, и закрыла окно щитом... (Аня Логвинова)

taedium vitae
фактор-ириска
Она встала на цыпочки, и закрыла окно щитом,
И он тоже проснулся, и нащупал спички в комоде,
И они стояли так близко, как дождь и дом,
Когда дом все стоит, а дождь не проходит.

И тогда он сказал ей, что наступает зима.
Они сняли две комнаты в доме напротив почтамта,
И она целый вечер на коленях расставляла тома,
Чтобы Тютчев был там-то, а Данте был там-то и там-то.

И они просыпались, курили, варили овес,
Он часами смотрел, как, живая от края до края,
Она неподвижно лежала под дождем его слез,
Иногда открывая глаза, иногда закрывая.

@настроение: www.pawlick.ru

@темы: Cu, Аня Логвинова

19:58 

Край ты мой заброшенный... (Сергей Есенин)

taedium vitae
фактор-ириска
Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.

Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.

Под соломой-ризою
Выструги стропил,
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.

В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха
Машет рукавом.

Уж не сказ ли в прутнике
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?

1914

@настроение: www.litera.ru

@темы: Сергей Есенин, Ag

08:42 

Обезьяна (Владислав Ходасевич)

taedium vitae
фактор-ириска
Была жара. Леса горели. Нудно
Тянулось время. На соседней даче
Кричал петух. Я вышел за калитку.
Там, прислонясь к забору, на скамейке
Дремал бродячий серб, худой и черный.
Серебряный тяжелый крест висел
На груди полуголой. Капли пота
По ней катились. Выше, на заборе,
Сидела обезьяна в красной юбке
И пыльные листы сирени
Жевала жадно. Кожаный ошейник,
Оттянутый назад тяжелой цепью,
Давил ей горло. Серб, меня заслышав,
Очнулся, вытер пот и попросил, чтоб дал я
Воды ему. Но, чуть ее пригубив,-
Не холодна ли,- блюдце на скамейку
Поставил он, и тотчас обезьяна,
Макая пальцы в воду, ухватила
Двумя руками блюдце.
Она пила, на четвереньках стоя,
Локтями опираясь на скамью.
Досок почти касался подбородок,
Над теменем лысеющим спина
Высоко выгибалась. Так, должно быть,
Стоял когда-то Дарий, припадая
К дорожной луже, в день, когда бежал он
Пред мощною фалангой Александра.
Всю воду выпив, обезьяна блюдце
Долой смахнула со скамьи, привстала
И - этот миг забуду ли когда? -
Мне черную, мозолистую руку,
Еще прохладную от влаги, протянула...
Я руки жал красавицам, поэтам,
Вождям народа - ни одна рука
Такого благородства очертаний
Не заключала! Ни одна рука
Моей руки так братски не коснулась!
И, видит Бог, никто в мои глаза
Не заглянул так мудро и глубоко,
Воистину - до дна души моей.
Глубокой древности сладчайшие преданья
Тот нищий зверь мне в сердце оживил,
И в этот миг мне жизнь явилась полной,
И мнилось - хор светил и волн морских,
Ветров и сфер мне музыкой органной
Ворвался в уши, загремел, как прежде,
В иные, незапамятные дни.

И серб ушел, постукивая в бубен.
Присев ему на левое плечо,
Покачивалась мерно обезьяна,
Как на слоне индийский магараджа.
Огромное малиновое солнце,
Лишенное лучей,
В опаловом дыму висело. Изливался
Безгромный зной на чахлую пшеницу.
В тот день была объявлена война.

@настроение: www.stihi-rus.ru

@темы: Fe, Владислав Ходасевич

00:14 

Бессоница, Гомер, тугие паруса... (Осип Мандельштам)

taedium vitae
фактор-ириска
Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.

Как журавлиный клин в чужие рубежи -
На головах царей божественная пена -
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?

И море, и Гомер - все движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море черное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

@настроение: www.klassika.ru

@темы: Fe, Осип Мандельштам

17:55 

Дворник листья неохотно ворошит... (Новелла Матвеева)

taedium vitae
фактор-ириска
Дворник листья неохотно ворошит
Под наплывом облетающих аллей;
Полог неба предвечернего прошит
Обрывающейся ниткой журавлей.

За рекою, отраженные в реке,
Люди с вилами подъехали к стогам,
Точно карлы к великаньим пирогам
С циклопическою вилкою в руке.

Веет свежестью обоих берегов,
Странной яркостью и сказкой дышит быт;
За телегами по зелени лугов
Тучей ливневою бродит черный бык.

Ухожу среди слабеющих берез.
Нет улыбки в их безликой белизне,
Тем томительнее за сердце берет
Эта бледность, равнодушная извне.

Дети кукол рассадили возле пня
И, забыв о них, ушли за бузиной;
Куклы зябнут и, уставясь на меня,
Отсыревшие, сидят передо мной.

@настроение: matveeva.ouc.ru

@темы: Fe, Новелла Матвеева

16:28 

Вот я в ночной тени стою (Александр Кушнер)

taedium vitae
фактор-ириска
Вот я в ночной тени стою
Один в пустом саду.
То скрипнет тихо дверь в раю,
То хлопнет дверь в аду.

А слева музыка звучит
И голос в лад поёт.
А справа кто-то всё кричит
И эту жизнь клянёт.

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Александр Кушнер

01:02 

Подобно Сковороде (Игорь Караулов)

taedium vitae
фактор-ириска
Я укрывался хорошо,
Играя с миром в прятки.
Пока меня он не нашел,
Все у меня в порядке.

Есть у меня и стол, и дом,
И женщина ночами,
А мир все топчется кругом
И зыркает очами.

А если б он меня узнал
И если б обнаружил –
Меня тисками бы зажал
И прессом отутюжил.

Порой, бывает, нету сил
Скрываться ежечасно,
Но мир ловил, ловил, ловил
Меня – и все напрасно.

@настроение: www.piiter.ru

@темы: Cu, Игорь Караулов

22:55 

Осчастливь меня однажды... (Вероника Тушнова)

taedium vitae
фактор-ириска
Осчастливь меня однажды,
позови с собою в рай,
исцели меня от жажды,
подышать немного дай!
Он ведь не за облаками,
не за тридевять земель, -
там снежок висит клоками,
спит апрельская метель.
Там синеет ельник мелкий,
на стволах ржавеет мох,
перепархивает белка,
будто розовый дымок.
Отливая блеском ртутным,
стынет талая вода…
Ты однажды
ранним утром
позови меня туда!
Я тебе не помешаю
и как тень твоя пройду…
Жизнь такая небольшая,
а весна – одна в году.
Там поют лесные птицы,
там душа поет в груди…
Сто грехов тебе проститься,
если скажешь:
- Приходи!

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Вероника Тушнова

Ежедневные стихи

главная