Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: taedium vitae (список заголовков)
15:52 

Один навык (Элизабет Бишоп / Сергей Сухарев)

taedium vitae
фактор-ириска
К потерям навык дастся без труда:
на свете многое вот-вот готово
пропажей стать, и это не беда.

Теряйте чаще. Право, ерунда:
ключ потерять - иль вечер бестолково.
К потерям навык дастся без труда.

Упорней тренируйтесь: и следа
пусть память не оставит никакого
от мест, имён… Подумаешь, беда!

Где мамины часы? Ау! - куда
два (или три?) любимых делись крова?
К потерям навык дастся без труда.

Двух городов лишилась навсегда,
двух рек и царств, материка родного.
Без них мне грустно - ну, да не беда.

И даже без тебя - скажу (да-да,
без голоса любимого и слова!):
к потерям навык дастся без труда -
хотя, быть может, в этом вся беда.

@настроение: www.stihi.ru

@темы: переводы, Элизабет Бишоп, Сергей Сухарев

04:58 

Как правая и левая рука... (Марина Цветаева)

taedium vitae
фактор-ириска
Как правая и левая рука,
Твоя душа моей душе близка.

Мы смежены, блаженно и тепло,
Как правое и левое крыло.

Но вихрь встает -- и бездна пролегла
От правого -- до левого крыла!

10 июля 1918

@настроение: www.litera.ru

@темы: Марина Цветаева, Ag

12:40 

Секрет любви (Вильям Блейк / Самуил Маршак)

taedium vitae
фактор-ириска
Словом высказать нельзя
Всю любовь к любимой.
Ветер движется, скользя,
Тихий и незримый.

Я сказал, я все сказал,
Что в душе таилось.
Ах, любовь моя в слезах,
В страхе удалилась.

А мгновение спустя
Путник, шедший мимо,
Тихо, вкрадчиво, шутя
Завладел любимой.

@настроение: lit.peoples.ru

@темы: переводы, Самуил Маршак, Вильям Блейк

05:44 

Я ненавижу слово мы... (Владимир Ковенацкий)

taedium vitae
фактор-ириска
Я ненавижу слово мы.
Я слышу в нем мычанье стада,
Безмолвье жуткое тюрьмы
И гром военного парада.

@настроение: www.kovenatsky.ru

@темы: Владимир Ковенацкий, Fe

03:08 

Ночь, улица, фонарь, аптека (Александр Блок)

taedium vitae
фактор-ириска
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.

Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

10 октября 1912

@настроение: www.litera.ru

@темы: Ag, Александр Блок

06:06 

Два толка (Саша Черный)

taedium vitae
фактор-ириска
Одни кричат: "Что форма? Пустяки!
Когда в хрусталь налить навозной жижи -
Не станет ли хрусталь безмерно ниже?"

Другие возражают: "Дураки!
И лучшего вина в ночном сосуде
Не станут пить порядочные люди".

Им спора не решить... А жаль!
Ведь можно наливать... вино в хрусталь.

1909

@настроение: www.litera.ru

@темы: Саша Черный, Ag

03:33 

Корчма (Михаил Щербаков)

taedium vitae
фактор-ириска
Ни сном, ни духом, ни днём, ни ночью
стрельбе не внемлю. Сижу, сдаю.
Рука не дрогнет. Мне всё равно, чью
попортят шкуру. Пусть хоть мою.

Лёг, значит, влево король марьяжный.
Валет червонный - ни бе ни ме...
Где жизнь оставить - вопрос не важный.
Оставлю, значит, свою в корчме.

Ребята с юга пришли князьями.
Рискуют с чувством, пока вничью.
Они в набеге неплохо взяли.
Вернулись целы. Сижу, сдаю.

Упал направо валет червонный.
Плюсуем двести, пятьсот в уме...
Стрельба стрельбою. Вопрос решённый,
уж раз издохнуть, то здесь, в корчме.

Ребятам впору любые цены,
куши двойные кладут на стол.
Скитались долго. Остались целы.
С собою звали. Я не пошёл.

Держу осанку здоровым боком.
Ногою двинуть могу едва.
Сверлю счастливцев последним оком.
Пошёл бы с ними - имел бы два.

Но ртом разбитым чту тыщи к тыщам.
Тут будь без глаза, не будь без рук.
Ещё посмотрим, кто завтра нищим
назад отчалит, в набег, на юг.

Губа присохнет. Бедро срастётся.
О мелких рёбрах не говоря.
А кто с кем завтра не разочтётся,
спроси об этом у корчмаря.

1994

@настроение: blackalpinist.com

@темы: Cu, Михаил Щербаков

10:12 

Узоры (Сергей Есенин)

taedium vitae
фактор-ириска
Девушка в светлице вышивает ткани,
На канве в узорах копья и кресты.
Девушка рисует мертвых на поляне,
На груди у мертвых — красные цветы.

Нежный шелк выводит храброго героя,
Тот герой отважный — принц ее души.
Он лежит, сраженный в жаркой схватке боя,
И в узорах крови смяты камыши.

Кончены рисунки. Лампа догорает.
Девушка склонилась. Помутился взор.
Девушка тоскует. Девушка рыдает.
За окошком полночь чертит свой узор.

Траурные косы тучи разметали,
В пряди тонких локон впуталась луна.
В трепетном мерцанье, в белом покрывале
Девушка, как призрак, плачет у окна.

‹1914›

@настроение: feb-web.ru

@темы: Ag, Сергей Есенин

02:25 

Я пью за военные астры, за все, чем корили меня (Осип Мандельштам)

taedium vitae
фактор-ириска
Я пью за военные астры, за все, чем корили меня,
За барскую шубу, за астму, за желчь петербургского дня.

За музыку сосен савойских, Полей Елисейских бензин,
За розу в кабине рольс-ройса и масло парижских картин.

Я пью за бискайские волны, за сливок альпийских кувшин,
За рыжую спесь англичанок и дальних колоний хинин.

Я пью, но еще не придумал — из двух выбираю одно:
Веселое асти-спуманте иль папского замка вино.

11 апреля 1931

@настроение: РВБ

@темы: Fe, Осип Мандельштам

02:48 

У меня зазвонил телефон... (Дарья Тамирова)

taedium vitae
фактор-ириска
У меня зазвонил телефон.
Кто говорит? – он.
Что говорит? – убил человека.
Сам, говорит, не справлюсь, позвонить кроме тебя некому.

Я обливаюсь холодным потом, давлюсь кашей рисовою.
Горе моё, говорю, диктуй адрес, записываю

@настроение: LJ

@темы: Cu, Дарья Тамирова

05:18 

Сознания усталый шепот (Оля Хохлова)

taedium vitae
фактор-ириска
Сознания усталый шепот,
эскиз законченного дня:
далекий плеск, бездонный топот,
купанье красного коня.

Мой сон блаженный - наизнанку,
зрачок, сужающий просвет
в миры, где книжному подранку
уже ни бед, ни боли нет.

Все наугад: орел и решка,
твоя прохладная ладонь,
мои слова, твоя усмешка
и откровенно красный конь.

@настроение: www.xoxlove.ru

@темы: Оля Хохлова, Cu

05:00 

Уснувший в ложбине (Артюр Рембо / М. П. Кудинов)

taedium vitae
фактор-ириска
В провалах зелени поет река чуть слышно,
И весь в лохмотья серебристые одет
Тростник... Из-за горы, сверкая, солнце вышло,
И над ложбиною дождем струится свет.

Там юноша-солдат, с открытым ртом, без каски,
В траву зарывшись непокрытой головой,
Спит. Растянулся он на этой полной ласки
Земле, средь зелени, под тихой синевой.

Цветами окружен, он крепко спит; и, словно
Дитя больное, улыбается безмолвно.
Природа, обогрей его и огради!

Не дрогнут ноздри у него от аромата,
Грудь не колышится, лежит он, сном объятый,
Под солнцем... Две дыры алеют на груди.

Октябрь 1870

@настроение: www.classiclibr.ru

@темы: переводы, Артюр Рембо, M. П. Кудинов

02:48 

Сонет 5 (Вильям Шекспир / Самуил Маршак)

taedium vitae
фактор-ириска
Украдкой время с тонким мастерством
Волшебный праздник создает для глаз.
И то же время в беге круговом
Уносит все, что радовало нас.

Часов и дней безудержный поток
Уводит лето в сумрак зимних дней,
Где нет листвы, застыл в деревьях сок,
Земля мертва и белый плащ на ней.

И только аромат цветущих роз -
Летучий пленник, запертый в стекле, -
Напоминает в стужу и мороз
О том, что лето было на земле.

Свой прежний блеск утратили цветы,
Но сохранили душу красоты.

@настроение: lib.ru

@темы: переводы, Самуил Маршак, Вильям Шекспир

05:15 

Очень-очень вкусный пирог (Даниил Хармс)

taedium vitae
фактор-ириска
Я захотел устроить бал,
И я гостей к себе...

Купил муку, купил творог,
Испек рассыпчатый...

Пирог, ножи и вилки тут -
Но что-то гости...

Я ждал, пока хватило сил,
Потом кусочек...

Потом подвинул стул и сел
И весь пирог в минуту...

Когда же гости подошли,
То даже крошек...

@настроение: www.litera.ru

@темы: детям, Даниил Хармс, Fe

02:15 

Необъяснимо тихо. Скрипит коляска... (Михаил Айзенберг)

taedium vitae
фактор-ириска
Необъяснимо тихо. Скрипит коляска.
Вид пустыря, нет, городского сада.
Воздух бледнеет, словно уходит краска
с неба, с деревьев, с тинистого фасада.

На пустыре верткие полутени
так и танцуют, мимо скользят. "Видали?
Вот, – говорит, – бабочки прилетели,
так никогда рано не прилетали."

Ждите ответа. Здесь, как на крыше мира,
каждая фраза слишком пуста, наверно,
или темна слуху идущих мимо,
а для сидящих слишком обыкновенна.

Слишком заметны свойственные заикам
долгие паузы, слога неверный угол.
И ни степенным шагом, ни бедным шиком
не обмануть того, кто не так запуган.

Сколько усилий, чтобы стянуть магнитом
на пустыре, как в новоселье сводном,
тех, кто потом станет бесплатным гидом
и – наконец – поводырем бесплотным.

@настроение: www.vavilon.ru

@темы: Михаил Айзенберг, Fe

03:04 

Аллилуйя (Михаил Щербаков)

taedium vitae
фактор-ириска
Помнишь, как оно бывало? Всё горело, всё светилось,
утром солнце как вставало, так до ночи не садилось.
А когда оно садилось, ты звонила мне и пела:
«Приходи, мол, сделай милость, расскажи, что солнце село».
И бежал я, спотыкаясь, и хмелел от поцелуя,
и обратно брёл, шатаясь, напевая «аллилуйя».
Шёл к приятелю и другу, с корабля на бал и с бала
на корабль - и так по кругу, без конца и без начала.

На секунды рассыпаясь, как на искры фейерверка,
жизнь текла, переливаясь, как цыганская венгерка.
Круг за кругом, честь по чести, ни почётно, ни позорно...
Но в одном прекрасном месте оказался круг разорван.
И в лицо мне чёрный ветер загудел, нещадно дуя.
А я даже не ответил, напевая «аллилуйя».
Сквозь немыслимую вьюгу, через жуткую позёмку
я летел себе по кругу и не знал, что он разомкнут.

Лишь у самого разрыва я неладное заметил
и воскликнул: «Что за диво!» Но движенья не замедлил.
Я недоброе почуял, и - бессмысленно, но грозно -
прошептал я «аллилуйя», да уж это было поздно.
Те всемирные теченья, те всесильные потоки,
что диктуют направленья и указывают сроки,
управляя каждым шагом, повели меня, погнали
фантастическим зигзагом по неведомой спирали.

И до нынешнего часа, до последнего предела
я на круг не возвращался. Но я помню, как ты пела.
И уж если возвращенье совершить судьба заставит,
пусть меня моё мгновенье у дверей твоих застанет.
Неприкаянный и лишний, окажусь я у истока.
И пускай тогда Всевышний приберёт меня до срока.
А покуда ветер встречный всё безумствует, лютуя, -
аллилуйя, свет мой млечный! Аллилуйя, аллилуйя...

1986

@настроение: blackalpinist.com

@темы: Fe, Михаил Щербаков, песни

04:06 

Облетают последние маки... (Николай Заболоцкий)

taedium vitae
фактор-ириска
Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.

По пустынной и голой алее
Шелестя облетевшей листвой,
Отчего ты, себя не жалея,
С непокрытой бредешь головой?

Жизнь растений теперь затаилась
В этих странных обрубках ветвей,
Ну, а что же с тобой приключилось,
Что с душой приключилось твоей?

Как посмел ты красавицу эту,
Драгоценную душу твою,
Отпустить, чтоб скиталась по свету,
Чтоб погибла в далеком краю?

Пусть непрочны домашние стены,
Пусть дорога уводит во тьму, -
Нет на свете печальней измены,
Чем измена себе самому.

@настроение: www.stihi-rus.ru

@темы: Ag, Николай Заболоцкий

11:43 

Мой ангел (Анна Русс)

taedium vitae
фактор-ириска
Мой Ангел, свет, моя благая весть
Спит на кушетке, не на пенном ложе,
Он ежедневно хочет пить и есть,
И по насущным надобностям тоже.

Он не всегда молчит, когда жует,
Чтоб отличиться, лезет вон из кожи,
Порою у него болит живот,
И голова, и ноги мерзнут тоже.

Он знает очень умные слова,
Он может без страховки лезть по крыше,
Хоть у него порою голова,
Живот и ноги... но об этом выше.

На нем в толпе не стопорится взгляд,
Таков его удел, такая участь.
Котируется нынче все подряд,
Но только не лучистость и летучесть.

Нет меры неземной его красе
В кулонах, вольтах, граммах, децибелах,
А значит он - такой же, как и все.
За исключеньем крыльев. Белых-белых.

@настроение: ЖЗ

@темы: Cu, Анна Русс

Ежедневные стихи

главная