Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

365 любимых стихотворений в год
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:53 

Жизнь, жизнь... (Арсений Тарковский)

taedium vitae
фактор-ириска
1
Предчувствиям не верю и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет.
Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.

2
Живите в доме - и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нем.
Вот почему со мною ваши дети
И жены ваши за одним столом, -
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподымаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
Я каждый день минувшего, как крепью,
Ключицами своими подпирал,
Измерил время землемерной цепью
И сквозь него прошел, как сквозь Урал.


3
Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик баловал,
Подковы трогал усом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас, в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.

Мне моего бессмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.
За верный угол ровного тепла
Я жизнью заплатил бы своевольно,
Когда б ее летучая игла
Меня, как нить, по свету не вела.

@настроение: http://crydee.sai.msu.ru/

@темы: Fe, Арсений Тарковский

03:17 

Сентябрь (Николай Заболоцкий)

taedium vitae
фактор-ириска
Сыплет дождик большие горошины,
Рвется ветер, и даль нечиста.
Закрывается тополь взъерошенный
Серебристой изнанкой листа.

Но взгляни: сквозь отверстие облака,
Как сквозь арку из каменных плит,
В это царство тумана и морока
Первый луч, пробиваясь, летит.

Значит, даль не навек занавешена
Облаками, и, значит, не зря,
Словно девушка, вспыхнув, орешина
Засияла в конце сентября.

Вот теперь, живописец, выхватывай
Кисть за кистью, и на полотне
Золотой, как огонь, и гранатовой
Нарисуй эту девушку мне.

Нарисуй, словно деревце, зыбкую
Молодую царевну в венце
С беспокойно скользящей улыбкою
На заплаканном юном лице.

1957

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Николай Заболоцкий

11:30 

K *** (Михаил Лермонтов)

taedium vitae
фактор-ириска
Оставь напрасные заботы,
Не обнажай минувших дней;
В них не откроешь ничего ты,
За что б меня любить сильней!
Ты любишь - верю - и довольно;
Кого - ты ведать не должна,
Тебе открыть мне было б больно,
Как жизнь моя пуста, черна.
Не погублю святое счастье
Такой души и не скажу,
Что недостоин я участья,
Что сам ничем не дорожу;
Что всё, чем сердце дорожило,
Теперь для сердца стало яд,
Что для него страданье мило,
Как спутник, собственность иль брат,
Промолвив ласковое слово,
В награду требуй жизнь мою;
Но, друг мой, не проси былого,
Я мук своих не продаю.

1832

@настроение: www.litera.ru

@темы: Au, Михаил Лермонтов

02:48 

У меня зазвонил телефон... (Дарья Тамирова)

taedium vitae
фактор-ириска
У меня зазвонил телефон.
Кто говорит? – он.
Что говорит? – убил человека.
Сам, говорит, не справлюсь, позвонить кроме тебя некому.

Я обливаюсь холодным потом, давлюсь кашей рисовою.
Горе моё, говорю, диктуй адрес, записываю

@настроение: LJ

@темы: Cu, Дарья Тамирова

11:43 

Мой ангел (Анна Русс)

taedium vitae
фактор-ириска
Мой Ангел, свет, моя благая весть
Спит на кушетке, не на пенном ложе,
Он ежедневно хочет пить и есть,
И по насущным надобностям тоже.

Он не всегда молчит, когда жует,
Чтоб отличиться, лезет вон из кожи,
Порою у него болит живот,
И голова, и ноги мерзнут тоже.

Он знает очень умные слова,
Он может без страховки лезть по крыше,
Хоть у него порою голова,
Живот и ноги... но об этом выше.

На нем в толпе не стопорится взгляд,
Таков его удел, такая участь.
Котируется нынче все подряд,
Но только не лучистость и летучесть.

Нет меры неземной его красе
В кулонах, вольтах, граммах, децибелах,
А значит он - такой же, как и все.
За исключеньем крыльев. Белых-белых.

@настроение: ЖЗ

@темы: Cu, Анна Русс

02:38 

Демиург (Мария Беркович)

taedium vitae
фактор-ириска
Везде следы моих подошв,
Вот белый свет - он мною создан.
Вот день. Его отдам под дождь.
Вот ночь. Ее оставлю звездам.

Я самый главный в мире сем,
Творец в небесном оперенье,
И ярлычки мои на всем,
Как этикетки на варенье.

@настроение: ЖЗ

@темы: Cu, Мария Беркович

03:36 

Я разложил костер на пустыре... (Владимир Ковенацкий)

taedium vitae
фактор-ириска
Я разложил костер на пустыре
Из дневников и юношеских писем.
Взметнулись искры в огненной игре,
И дым взвился к осенним черным высям.

Страницы перелистывал огонь.
Горели дифирамбы и проклятья.
И запах роз, и алкоголя вонь -
Все пожирало пламя без изъятья.

Схватившись грудь на грудь в ночном бою,
Охрипшие коты орали где-то,
А я курил. И молодость свою
Подбрасывал в огонь носком штиблета.

@настроение: www.kovenatsky.ru

@темы: Fe, Владимир Ковенацкий

01:16 

Чучело-мяучело (Михаил Яснов)

taedium vitae
фактор-ириска
Чучело-мяучело
На трубе сидело.
Чучело-мяучело
Песенку запело.
Чучело-мяучело
С пастью красной-красной -
Всех оно замучило
Песенкой ужасной.
Всем кругом от Чучела
Горестно и тошно,
Потому что песенка
У него про то, что

Чучело-мяучело
На трубе сидело.
Чучело-мяучело
Песенку запело.
Чучело-мяучело
С пастью красной-красной -
Всех оно замучило
Песенкой ужасной.
Всем кругом от Чучела
Горестно и тошно,
Потому что песенка
У него про то, что

Чучело-мяучело
На трубе сидело,
И
Так
Далее...

@настроение: setilab.ru

@темы: детям, Михаил Яснов

11:29 

Песня невинности, она же - опыта (Иосиф Бродский)

taedium vitae
фактор-ириска

"On a cloud I saw a child,
and he laughing said to me..."
W. Blake

["...Дитя на облачке узрел я,
оно мне молвило, смеясь ..."
Вильям Блейк]

1

Мы хотим играть на лугу в пятнашки,
не ходить в пальто, но в одной рубашке.
Если вдруг на дворе будет дождь и слякоть,
мы, готовя уроки, хотим не плакать.

Мы учебник прочтем, вопреки заглавью.
Все, что нам приснится, то станет явью.
Мы полюбим всех, и в ответ - они нас.
Это самое лучшее: плюс на минус.

Мы в супруги возьмем себе дев с глазами
дикой лани; а если мы девы сами,
то мы юношей стройных возьмем в супруги,
и не будем чаять души друг в друге.

Потому что у куклы лицо в улыбке,
мы, смеясь, свои совершим ошибки.
И тогда живущие на покое
мудрецы нам скажут, что жизнь такое.

2

Наши мысли длинней будут с каждым годом.
Мы любую болезнь победим иодом.
Наши окна завешаны будут тюлем,
а не забраны черной решеткой тюрем.

Мы с приятной работы вернемся рано.
Мы глаза не спустим в кино с экрана.
Мы тяжелые брошки приколем к платьям.
если кто без денег, то мы заплатим.

Мы построим судно с винтом и паром,
целиком из железа и с полным баром.
Мы взойдем на борт и получим визу,
и увидим Акрополь и Мону Лизу.

Потому что число континентов в мире
с временами года, числом четыре,
перемножив и баки залив горючим,
двадцать мест поехать куда получим.

3

Соловей будет петь нам в зеленой чаще.
Мы не будем думать о смерти чаще,
чем ворона в виду огородных пугал.
Согрешивши, мы сами и встанем в угол.

Нашу старость мы встретим в глубоком кресле,
в окружении внуков и внучек. Если
их не будет, дадут посмотреть соседи
в телевизоре гибель шпионской сети.

Как нас учат книги, друзья, эпоха:
завтра не может быть так же плохо,
как вчера, и слово сие писати
в tempi следует нам passati.

Потому что душа существует в теле,
Жизнь будет лучше, чем мы хотели.
Мы пирог свой зажарим на чистом сале,
ибо так вкуснее; нам так сказали.



"Hear the voice of the Bard!"
W.Blake

["Внемлите глас Певца!"
Вильям Блейк]


1

Мы не пьем вина на краю деревни.
Мы не ладим себя в женихи царевне.
Мы в густые щи не макаем лапоть.
Нам смеяться стыдно и скушно плакать.

Мы дугу не гнем пополам с медведем.
Мы на сером волке вперед не едем,
и ему не встать, уколовшись шприцем
или оземь грянувшись, стройным принцем.

Зная медные трубы, мы в них не трубим.
Мы не любим подобных себе, не любим
тех, кто сделан был из другого теста.
Нам не нравится время, но чаще - место.

Потому что север далек от юга,
наши мысли цепляются друг за друга,
когда меркнет солнце, мы свет включаем,
завершая вечер грузинским чаем.

2

Мы не видим всходов из наших пашен.
Нам судья противен, защитник страшен.
Нам дороже свайка, чем матч столетья.
Дайте нам обед и компот на третье.

Нам звезда в глазу, что слеза в подушке.
Мы боимся короны во лбу лягушки,
бородавок на пальцах и прочей мрази.
Подарите нам тюбик хорошей мази.

Нам приятней глупость, чем хитрость лисья,
Мы не знаем, зачем на деревьях листья.
И, когда их срывает Борей до срока,
ничего не чувствуем, кроме шока.

Потому что тепло переходит в холод,
наш пиджак зашит, а тулуп проколот.
Не рассудок наш, а глаза ослабли,
чтоб искать отличье орла от цапли.

3

Мы боимся смерти, посмертной казни.
Нам знаком при жизни предмет боязни:
пустота вероятней и хуже ада.
Мы не знаем, кому нам сказать: "не надо".

Наши жизни, как строчки, достигли точки.
В изголовьи дочки в ночной сорочке
или сына в майке не встать нам снами.
Наша тень длиннее, чем ночь пред нами.

То не колокол бьет над угрюмым вечем!
Мы уходим во тьму, где светить нам нечем.
Мы спускаем флаги и жжем бумаги.
Дайте нам припасть напоследок к фляге.

Почему все так вышло? И будет ложью
на характер свалить или Волю Божью.
Разве должно было быть иначе?
Мы платили за всех, и не нужно сдачи.

1972

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Иосиф Бродский

03:16 

Весна (Владимир Маяковский)

taedium vitae
фактор-ириска
В газетах 
  	пишут 
  		какие-то дяди, 
что начал 
  	любовно 
  		постукивать дятел. 
Скоро 
  	вид Москвы 
  		скопируют с Ниццы, 
цветы создадут 
  	по весенним велениям. 
Пишут, 
  	что уже 
  		синицы 
оглядывают гнезда 
  	с любовным вожделением. 
Газеты пишут: 
  	дни горячей, 
налетели 
   	отряды 
  		передовых грачей. 
И замечает 
  	естествоиспытательское око, 
что в березах 
  	какая-то 
  		циркуляция соков. 
А по-моему —  
  	дело мрачное: 
начинается 
   	горячка дачная. 
Плюнь, 
  	если рассказывает 
  		какой-нибудь шут, 
как дачные вечера 
  	милы, 
  		тихи́. 

Опишу
хотя б, 
  	как на даче 
   		выделываю стихи. 
Не растрачивая энергию 
  	средь ерундовых трат, 
решаю твердо 
  	писать с утра. 
Но две девицы, 
  	и тощи 
  		и рябы́, 
заставили идти 
  	искать грибы. 

Хожу в лесу-с,
на каждой колючке 
  	распинаюсь, как Иисус. 
Устав до того, 
  	что не ступишь на́ ноги, 
принес сыроежку 
  	и две поганки. 

Принесши трофей,
еле отделываюсь 
  	от упомянутых фей. 
С бумажкой 
  	лежу на траве я, 
и строфы 
  	спускаются, 
  		рифмами вея. 
Только 
  	над рифмами стал сопеть, 
  		и —  
меня переезжает 
  	кто-то 
  		на велосипеде. 
С балкона, 
  	куда уселся, мыча, 
сбежал 
  	во внутрь 
  		от футбольного мяча. 

Полторы строки намарал —
и пошел 
  	ловить комара. 
Опрокинув чернильницу, 
  	задув свечу, 
подымаюсь, 
  	прыгаю, 
  		чуть не лечу. 
Поймал, 
  	и при свете 
  		мерцающих планет 
рассматриваю —  
  	хвост малярийный 
  		или нет? 
Уселся, 
  	но слово 
  		замерло в горле. 
На кухне крик: 
  	— Самовар сперли! —  
Адамом, 
  	во всей первородной красе, 
бегу 
  	за жуликами 
  		по василькам и росе. 
Отступаю 
  	от пары 
  		бродячих дворняжек, 
заинтересованных 
  	видом 
  		юных ляжек. 
Сел 
  	в меланхолии. 
В голову 
  	ни строчки 
  		не лезет более. 

Два.

Ложусь в идиллии.
К трем часам —  
  	уснул едва, 
а четверть четвертого 
  	уже разбудили. 
На луже, 
  	зажатой 
  		берегам в бока, 
орет 
  	целуемая 
  		лодочникова дочка… 
«Славное море —  
  	священный Байкал, 
Славный корабль —  
  	омулевая бочка».

1927

@настроение: Викитека

@темы: Владимир Маяковский, Fe

00:01 

Февраль. Достать чернил и плакать!.. (Борис Пастернак)

taedium vitae
фактор-ириска
Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,
Чрез благовест, чрез клик колес,
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.

<1912, 1928>

@настроение: www.litera.ru

@темы: Fe, Борис Пастернак

02:51 

Снова сон, пленительный и сладкий... (Иван Бунин)

taedium vitae
фактор-ириска
Снова сон, пленительный и сладкий,
Снится мне и радостью пьянит,—
Милый взор зовет меня украдкой,
Ласковой улыбкою манит.

Знаю я — опять меня обманет
Этот сон при первом блеске дня,
Но пока печальный день настанет,
Улыбнись мне — обмани меня!

@настроение: slova.org.ru

@темы: Ag, Иван Бунин

15:56 

Поэзия (Алексей Хвостенко)

taedium vitae
фактор-ириска
Поэзия – святая пустота! –
голодный блеск в глазах пустого слова,
незыблемая пауза основа,
крик вопля слёз, открывшего уста.

Поэзия – пустая колыбель! –
весенний путь растаявшего мрака.
Земли кипеньем будущего злака
ложится звук в больничную постель.

Поэзия! Разбитый и больной,
сквозь шум воды твой госпиталь молчанья
я отыскал. И вот, как дар признанья,
пьян горьким умыслом ветхозаветный Ной.

@настроение: dmitryanonimny.livejournal.com

@темы: Fe, Алексей Хвостенко

00:27 

Пророк (Михаил Лермонтов)

taedium vitae
фактор-ириска
С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

"Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!"

@настроение: http://www.stihi-rus.ru

@темы: Au, Михаил Лермонтов

18:00 

Человеку надо мало... (Роберт Рождественский)

taedium vitae
фактор-ириска
Человеку надо мало:
чтоб искал
и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг -
один
и враг -
один...
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете
мама.
Сколько нужно ей -
жила..

Человеку надо мало:
после грома -
тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь -
одну.
И смерть -
одну.
Утром свежую газету -
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И -
межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности, -
немного.
Это, в общем-то, - пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку
мало
надо.
Лишь бы дома кто-то
ждал.

1973

@настроение: rupoem.ru

@темы: Fe, Роберт Рождественский

23:50 

Это все за окном мои города и веси... (Аня Логвинова)

taedium vitae
фактор-ириска
Это все за окном мои города и веси,
сентябрь в районном центре, тепло асфальта.
Магазин «Анюта», кафе «Олеся»,
парикмахерская «Эсмеральда».

Ты посадишь меня на поезд, и еще на таможне
не успеет никто взглянуть на мои документы,
как ты мне изменишь либо с подругой детства,
либо же с кем-то еще из своей френдленты.

Приезжай послезавтра, я очень давно мечтаю
показать тебе памятник самолету-герою,
в него по ночам забирается бездомный мальчик
и днем оставляет в кабине свое одеяло.

А любовь ведь сама по себе ничего не значит.
Я хожу по родным берегам, у меня на сердце
нелюбимый мужчина, осень, довоенная мебель,
пыль на процессоре, Моцарт, московское небо.

@темы: Cu, Аня Логвинова

20:10 

Молчит, не опуская головы... (Элина Леонова)

taedium vitae
фактор-ириска
Молчит, не опуская головы,
потом пожмет плечами - "скажешь тоже.
Вот я все ехал, ехал из москвы,
а чтоб куда приехал - не похоже.
Ну что любовь", - он дальше говорит,
- "но слышат же они, ведь не глухие,
как под руками музыка горит
и вспыхивают клавиши сухие;
и будто бы серьезная сидит,
и лампа за спиной у ней не светит,
а все, что к ней относится в груди,
уже в руках, на клавишах на этих.
Ну ладно, впрочем, разные дела:
и утра проще, и слова нежнее;
да ладно бы она сама ушла,
но музыку зачем, ведь мне нужнее
ведь мне противно слышать то, что я
могу извлечь из ящика рояля
теперь. какая музыка моя,
я вспомнить-то ее могу едва ли"

С тех пор два раза видела его
на улице, в метро, случайным делом
он не сказал мне больше ничего
и я его окрикнуть не успела
за ним как раз захлопнулся вагон
и мягко в черноту они поплыли
и музыка забытая, и он
и все, кто с ним в вагоне этом были

@настроение: LJ

@темы: Cu, Элина Леонова

21:04 

Стансы (Сергей Есенин)

taedium vitae
фактор-ириска
Посвящается П.Чагину

Я о своем таланте
Много знаю.
Стихи - не очень трудные дела.
Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
Мучила и жгла.

Стишок писнуть,
Пожалуй, всякий может -
О девушке, о звездах, о луне...
Но мне другое чувство
Сердце гложет,
Другие думы
Давят череп мне.

Хочу я быть певцом
И гражданином,
Чтоб каждому,
Как гордость и пример,
Был настоящим,
А не сводным сыном -
В великих штатах СССР.

Я из Москвы надолго убежал:
С милицией я ладить
Не в сноровке,
За всякий мой пивной скандал
Они меня держали
В тигулевке.

Благодарю за дружбу граждан сих,
Но очень жестко
Спать там на скамейке
И пьяным голосом
Читать какой-то стих
О клеточной судьбе
Несчастной канарейки.

Я вам не кенар!
Я поэт!
И не чета каким-то там Демьянам.
Пускай бываю иногда я пьяным,
Зато в глазах моих
Прозрений дивных свет.

Я вижу все
И ясно понимаю,
Что эра новая -
Не фунт изюму вам,
Что имя Ленина
Шумит, как ветр, по краю,
Давая мыслям ход,
Как мельничным крылам.

Вертитесь, милые!
Для вас обещан прок.
Я вам племянник,
Вы же мне все дяди.
Давай, Сергей,
За Маркса тихо сядем,
Понюхаем премудрость
Скучных строк.

Дни, как ручьи, бегут
В туманную реку.
Мелькают города,
Как буквы по бумаге.
Недавно был в Москве,
А нынче вот в Баку.
В стихию промыслов
Нас посвящает Чагин.

"Смотри, - он говорит, -
Не лучше ли церквей
Вот эти вышки
Черных нефть-фонтанов.
Довольно с нас мистических туманов,
Воспой, поэт,
Что крепче и живей".

Нефть на воде,
Как одеяло перса,
И вечер по небу
Рассыпал звездный куль.
Но я готов поклясться
Чистым сердцем,
Что фонари
Прекрасней звезд в Баку.

Я полон дум об индустрийной мощи,
Я слышу голос человечьих сил.
Довольно с нас
Небесных всех светил -
Нам на земле
Устроить это проще.

И, самого себя
По шее гладя,
Я говорю:
"Настал наш срок,
Давай, Сергей,
За Маркса тихо сядем,
Чтоб разгадать
Премудрость скучных строк".

1924

@настроение: esenin.niv.ru

@темы: Ag, Сергей Есенин

16:53 

Post scriptum (Алексей Шмелёв)

taedium vitae
фактор-ириска
Ты заметил, как потускнели её глаза?
Странное дело: будто кто-то выпил из них весь свет.

В её взгляде, вмещавшем в себя
переполненный зрительный зал,
теперь с трудом помещается офисный кабинет…

Только прошу: не бери в привычку судить людей.
Под водку об этом можно вздыхать часами.

Ты и сам не заметишь,
как девочка с солнцем в глазах подойдёт к тебе
и спросит: «Приятель, что стало с твоими глазами?»

@настроение: LJ

@темы: Алексей Шмелёв, Cu

00:12 

Воробьиная элегия (Саша Черный)

taedium vitae
фактор-ириска
У крыльца воробьи с наслаждением
Кувыркаются в листьях гнилых...
Я взираю на них с сожалением,
И невольно мне страшно за них:

Как живете вы так, без правительства,
Без участков и без податей?
Есть у вас или нет право жительства?
Как без метрик растите детей?

Как воюете без дипломатии,
Без реляций, гранат и штыков,
Вырывая у собственной братии
Пух и перья из бойких хвостов?

Кто внедряет в вас всех просвещение
И основы моралей родных?
Кто за скверное вас поведение
Исключает из списка живых?

Где у вас здесь простые, где знатные?
Без одежд вы так пресно равны...
Где мундиры торжественно-ватные?
Где шитье под изгибом спины?

Нынче здесь вы, а завтра в Швейцарии,
Без прописки и без паспортов
Распеваете вольные арии
Миллионом незамкнутых ртов...

Искрошил воробьям я с полбублика,
Встал с крыльца и тревожно вздохнул:
Это даже, увы, не республика,
А анархии дикий разгул!

Улетайте... Лихими дворянами
В корне зло решено ведь пресечь —
Не сравняли бы вас с хулиганами
И не стали б безжалостно сечь!

1913

@настроение: slova.org.ru

@темы: Ag, Саша Черный

Ежедневные стихи

главная